КрысыМосква встретила их приятной тёплой погодой, сквозь городской смог пробивалось радостное солнышко. Артём не в первый раз бывал в столице, но эта поездка обещала стать одной из самых приятных и интересных, работы намечалось не много, а остановиться он должен в самой крутой гостинице города, наверняка, там будет чему порадоваться и чем заняться.

В начале первого они были уже в холле, впечатляющем своим размахом, стекло, металл, интересные необычные линии, какие-то подвесные конструкции на тросах, всё было начищено до блеска. Заселяющиеся собрались на первом этаже, их попросили немного подождать менеджера, номера уже распределили, вещи направились в номера, и Артёму не терпелось пойти к себе, распаковать сумку, принять душ и, может быть, спокойно подремать, повторить свою презентацию или куда-то прогуляться.

В холле появилась симпатичная девушка, она тепло всех поприветствовала от лица сети самых престижных гостиниц мира и коротко рассказала про те услуги и развлечения, которыми могли побаловать себя гости. Тут были всевозможные бильярды, боулинг, небольшой кинотеатр, конечно, фитнес-залы и бассейн с сауной, баней, хамамом, разными массажами и спа-процедурами. Желающие набраться вкусовых впечатлений могли сделать это практически на каждом этаже огромного сооружения, где работало стилизованное кафе или ресторан, на первом в большом классическом зале можно отведать практически все европейские блюда, на втором давали японские суши, на третьем находилась горячая мексиканская забегаловка. «Странно, — подумал Артём, — что уже на третьем Мексика, как-то низко».

Напоследок Елена обратила внимание гостей на небольшое устройство со стеклянным резервуаром, где бегали, принюхиваясь, маленькие крысы, практически ещё крысята, но уже с шерсткой. Нажав на своём пульте какие-то кнопки, Елена открыла крышку, чтобы каждый мог хорошо разглядеть зверьков и выбрать какого-то себе. Тут были и чисто белые крыски, и чёрные, и с различными сочетаниями окрасок. Елена объяснила, что гости могут выбрать себе животное и косвенно ухаживать за ним. Дело в том, что остатки их завтраков, обедов и ужинов, всё это будет передаваться крысам, которые смогут так же с удовольствием вкусить лучшие блюда Москвы, пусть и слегка уже в потерявшем вид виде. «Они на это не обидятся, — заверила девушка, — зверьки будут вам очень благодарны и поглодают оставленные вами косточки, при отъезде из гостиницы ваша крыска будет выдана вам, необходимо только сейчас решить и выбрать. Итак, кто хочет поучаствовать?»

Честно говоря, предложение было таким неожиданным и странным, что никто ничего не сказал, трое грузных мужиков молча встали и направились к лифтам, женщина с детьми засобиралась куда-то в сторону кинотеатра, где обязательно должны были находиться ряды игровых автоматов для её чад. Ещё пара гостей направилась к стойке бара, какая-то разнаряженная девочка громко сказала:

— Мама, давай возьмём крыску! Они такие хорошенькие.

— Ты что, с ума сошла, куда мы её потом денем, перегрызёт нам дома всё что можно! А ещё заразу принесём, смотри, сколько их там, наверняка какая-то заразная.

Артёму так же эти крыски были ни к чему, и он уже было начал собираться в свой номер, когда Елена ещё раз спросила собравшихся, не хочет ли кто позаботиться о крысках? Желающих не появилось.

— А что с ними будет, если никто не согласится? — спросила женщина из мягкого кресла в углу холла.

— Не волнуйтесь, у нас в отеле много разной живности, в том числе у нас есть террариум, единственный в городе, который находится на территории гостиницы, вы можете посетить его на седьмом этаже. Его обитателям тоже надо чем-то питаться, так что крысы направятся прямиком туда. Итак, если никто не хочет поучаствовать, то я благодарю вас за внимание, прошу располагаться в своих номерах и хорошего вам дня!» — с этими словами она нажала на пульте какую-то кнопку, машина зашумела, и сверху на стеклянную ёмкость начала опускаться железная крышка. Артём не видел, но понял, что внутри неё вращаются какие-то лопасти, и скоро в ёмкости получится свежий фарш. Почуяв неладное, маленькие крысы забегали внутри и запищали, им тоже не нравилось опускающееся устройство. Это было что-то вроде наглядного примера, что стало с бедными животными, которых никто не хотел взять с собой и отдавать им остатки еды, точнее просто никто не хотел думать и морочиться. Девушка мило улыбалась расходящимся гостям. У кого были дети, спешили поскорее покинуть холл, видимо понимая, что ничего хорошего со зверьками сейчас не произойдёт.

 - Стоп! Стоп, я сказал, остановите вашу машину! – девушка в лёгком недоумении уставилась на Артёма, чьи слова прозвучали резко и вызывающе для столь красивого места. Крышка перестала опускаться. Не успевшие ещё ретироваться посетители задержались понаблюдать за происходящим.

– Вы решили взять крыску?

– Нет, я просто хочу узнать, что будет сейчас с ними, если все откажутся? Все уже отказались.

— Ничего страшного, они сейчас же пойдут на корм другим животным, тем тоже надо кушать, это естественный отбор, это заложено природой.

— Замечательно, то есть вы сейчас сделаете из них фарш и отправите кому-то на корм?

— Ну да, именно так, ведь никто не захотел о них позаботиться и впоследствии забрать с собой, что я могу поделать?

Убеждение в своих подозрениях вывело Артёма из себя:

— Да вы охренели! Что вы тут такое устроили? Вы показали нам маленьких животных и сейчас хотите всех их убить, якобы потому что никто не решился взять себе хотя бы одного? А может это никому не нужно! Но вы сваливаете на нас ответственность за их жизнь. Да это просто шантаж! Если я соглашусь, то я должен буду кушать у вас в ресторанах, да заказывать побольше, чтобы и крысам осталось!

— Нет, это вовсе не обязательно, остатков и так много, просто мы хотели сделать посетителям такой необычный подарок, согласитесь, это интересно, привезти из поездки живое существо, за которым можно ухаживать, кормить, заботиться о нём. Но, если все отказались, то мы не можем просто так их содержать, мы вынуждены отправить их на корм другим животным.

— Да, это я уже слышал! Тем не менее, ответственность переносится на нас, это вроде как мы становимся безжалостными животными и отправляем их в фарш! Да как вы могли устроить этот шантаж. Мне не нужна крыса, но я не хочу иметь никакое отношение к смерти бедных животных, принесите мой багаж! Слышали, я требую вернуть мне мои вещи, принесите их сюда.

Понимая, что ситуация накаляется, и клиент может уехать, не заехав, девушка дала задний ход:

— Успокойтесь, пожалуйста, хорошо, мы не будем убивать этих крыс.

— Да, а что будет дальше? Сейчас не будете. Вы покажете их следующей группе и так же отправите на корм, если никто не захочет взять бедное животное? Что за систему вы тут организовали! Будьте добры, найдите мне телефон общества защиты животных и московского отделения Гринпис! Где мои вещи?

— Успокойтесь, пожалуйста, ничего страшного не произошло, вот ваши вещи, но вам не нужно отказываться от нашего прекрасного отеля, у нас действительно здорово и вы получите массу удовольствия, тем более что при таком позднем отказе мы уже не можем вернуть вам все деньги, у вас же фирма бронировала номер? Прошу вас, успокойтесь. Впрочем, если хотите, то мы вас не удерживаем, можете покинуть гостиницу.

Но Артёма уже было не остановить:

— Нет, я так просто не успокоюсь. Народ, разве вы не понимаете, что они делают!? – обратился он к толпе, — Это же шантаж, это перекладывание на нас ответственности. Я готов выписаться из этой гостиницы, но из-за одного человека они ничего не будут делать, кто ещё меня поддержит, кто готов выписаться, если с животными что-то случится? Ну?! Ребята, ну так нельзя, нельзя начинать жизнь в этом отеле с того, как из этих крыс сделают фарш и отправят каким-нибудь паукам! Кто готов отказаться от номера?

В холле повисла полная тишина, и даже маленькая девочка, которая хотела взять крыску понимала, что сейчас не время открывать рот. Артём яростно водил глазами по спокойно сидящим согражданам и гостям, тишина продолжалась. Никто не хотел впрягаться во всё это, наверху ждал теплый душ и чистые мягкие кровати. Елена расплылась в улыбке победителя и взяла Артёма за руку, чтобы отвести к стойке и уже в частном порядке уладить все вопросы. В это время какой-то толстый мужчина громко сказал: «Я согласен!» Все с удивлением на него обернулись, группы знакомых зашептались.

— Да, я поддерживаю парня, и я выпишусь отсюда, если с животными что-то случится.

— Действительно, нельзя вот так перекладывать на нас ответственность, — возмутилась дама с девочкой, — если мы и не готовы взять себе животное, это не значит, что его надо тут же убивать! Это действительно шантаж.

— Да это просто бесчеловечно! Кто вообще придумал всё это, эту машину?

В холле поднялся гам, и Елена поняла, что осталась в меньшинстве, теперь речь шла не об одной отмене, но о целой группе недовольных посетителей, и даже подоспевшие охранники, готовые уже увести Артёма, как особо буйного, не могли спасти ситуацию. Включая свою лучшую улыбку, она обратилась ко всем:

— Уважаемые наши гости, я приношу извинения от лица отеля, пожалуйста, давайте всё уладим, мы дорожим нашей репутацией и готовы пойти навстречу вашим просьбам, что вы хотите?

— Хорошо, давайте так, вы сейчас же принесёте большую клетку и выпустите туда всех крысок, и пусть эта клетка стоит тут внизу, пока мы будем находиться в гостинице, чтобы каждый мог всегда посмотреть, что с животными всё в порядке. Вы будете кормить их остатками от ужинов, как и предлагали, но не надо никого шантажировать жизнью этих животных. Только попробуйте убрать клетку, и мы съедем из вашей гостиницы…

Объединившись вокруг этой проблемы, люди выдвинули ещё несколько разумных требований, высказали всё, что думают по поводу предложенного им выбора и с ощущением, что сделали что-то хорошее, разошлись по номерам. Главным же, на что согласилась пойти Елена, было требование прекратить эти глупые предложения следующим группам гостей, если уж надо кормить кого-то к питомнике, то кормите, но занимайтесь этим сами и сами несите ответственность!

Успокоив гостей, и на всё согласившись, измученная Елена, наконец, смогла присесть у себя в комнатке и выпить сладкий кофе с пирожным. Она прекрасно понимала, что через неделю-две все посетители уедут, и можно будет и дальше продолжать делать то, что говорит начальство, её главной задачей сейчас было успокоить гостей, сгладить ситуацию и максимально сохранить доход и престиж компании. Конечно, не надо было вообще доводить дело до повышенных тонов, наверняка, ей за это влетит на ближайшей планёрке, но что ж она могла сделать? Хорошо хоть, что потом получилось одной успокоить всю эту толпу, наверняка, это оценят и если и не выпишут премию, то, по крайней мере, не уволят.

***

            Лена очнулась от какого-то мерзкого запаха, да нет, это была целая симфония гадких запахов! И только потом она почувствовала сильную боль в гудящей голове и неестественно сплющенное положение своего тела. «Где это я?!» Всё вокруг немного колыхалось, полная темнота не позволяла ничего разглядеть, голова шумела и не хотела давать ответа даже на такой простой вопрос. Вокруг была куча какого-то хлама, отходов, всё это мерзко воняло и, что самое гадкое, было пропитано общей липкой слизью, которая наполовину пропитала уже и саму девушку. Лена что есть сил заработала ногами и руками, стараясь вылезти из этой кучи мусора наверх. «Фу, какая гадость! Где я?! Ааааа!» — новая резкая боль заставила скрючиться и схватиться за голову, сверху была крыша, о выступ на которой она и ударилась. Под руками ощущалось что-то запекшееся в слипшихся волосах… кровь?!

И тогда понемногу к ней стала возвращаться память, нож, блеснувший в лунном свете, это мерзкое лицо какого-то негодяя, как она попыталась ударить его в пах и побежала, а потом второй, которого она сначала не видела, схвативший её сзади и больно ударивший о мусорный контейнер. Дикая боль в голове и мелькающие в глазах звёздочки. Последнее, что Лена помнила, это вырванная из рук сумочка с премией за месяц, после чего она отключилась.

В это время машина подпрыгнула на ухабах, и Лена снова больно ударилась головой о крышу, пришлось распластаться на груде мусора. «О нет, кажется, я в мусорной машине, какая мерзость!»

Хорошо хоть, что на самом верху, снизу она вряд ли бы выбралась и уже наверняка захлебнулась бы этой гадкой жидкостью, выдавленной из остатков человеческой деятельности. Убедившись, что кровь из головы не течёт, и, пытаясь не обращать внимания на не проходящую тупую боль, Лена оторвала руки от головы и решила ощупать себя, всё ли цело? Похоже, что кроме содранной коленки всё было на месте, и даже её женская красота к счастью не привлекла грабителей.

Привыкнув на работе действовать быстро и чётко, Лена и сейчас уже начала думать о решении ситуации: «Итак, она в мусорной машине, на самом верху, она цела и скоро сможет вылезти. Для этого ей надо просто подползти к люку, и, когда его откроют для очередной порции мусора, она сможет быстро выбраться или хотя бы закричать и обратить на себя внимание. Стоп! Что-то долго уже они едут без остановок, обычно мусоровозы быстро собирают всё в каком-то одном районе, останавливаясь в каждом дворе. Значит, они едут на свалку, да и мусора уже почти до крыши. Ок, тогда я поползу к началу машины, чтобы не оказаться под грудой всего этого хлама, когда его будут высыпать. Знать бы ещё это начало!»

Лена исследовала кузов, все стенки, она долбила руками и ногами и почти сорвала голос от крика, но мусоровоз не остановился. «Да что они там, глухие совсем! Они не чувствуют что ли, что я тут ломлюсь во все стороны! Может, у них там музыка на полную? Вот уроды, выпустите меня отсюда!»

Вдруг машина остановилась. Уже не веря своему счастью, вся промокшая и обессиленная, Лена распласталась на куче мусора. «Её услышали, сейчас откроют и выпустят! И вот тогда-то она выскажет всё что думает этим уродам, которые даже не удосужились посмотреть, что они грузят внутрь!» Но облегчение снова сменилось тревогой, тряхнувшись, машина поехала в другую сторону, видимо, сдавая задом. Вскоре загудели какие-то моторы, раздался металлический скрип, и с одной стороны над кучей мусора появился блёклый свет. Лена ломанулась к нему, спеша выбраться наружу, она уже видела, что это был свет фонаря, а вокруг стояла ночь. «Ну да, мусор и собирают в основном по ночам!»

Не успела она доползти ещё несколько метров, как с другой стороны что-то начало медленно выдавливать всё содержимое наружу, а кузов плавно пошёл вверх. Снова осознав, что рискует оказаться под грудой всего этого хлама, Лена развернулась и что есть сил поползла вверх, в конец кузова. Но сил было немного, а угол подъема кузова увеличивался, и ей становилось всё труднее отталкиваться ногами от ускользающих вниз набитых пакетов, и цепляться руками за такие же, скатывающиеся прямо на неё. Стиснув зубы и бешено дыша, она рвалась наверх, но опять ударилась головой, опора под ногами исчезла, и девушка выскользнула вниз вслед за сползающей грудой мусора, потом почувствовала кувырок и наваливающуюся большим весом кучу. Её крик потонул в общем шуме и громком кряхтении мусоровоза.

Не желая ни секунды оставаться внутри, Лена принялась рьяно пихаться и рваться наверх. Она уже вся была в какой-то вонючей липкой слизи, вся пропахла отходами, и единственное, чего ей хотелось, это выбраться, наконец, из этого смрада! Замерев на мгновение, она почувствовала, что всё так же продолжает колыхаться и трястись, как будто она снова едет в машине. «Да что это такое?!» Цепляясь пальцами за то, что потвёрже, девушка откинула последние пакеты, выглянула из этой груды и снова ударилась головой.

Вокруг опять была темнота, но не полная, по боками сквозь отверстия пробивались какие-то огни, но самое интересное, что вся эта масса мусора двигалась. Огромный транспортёр, почти до верха наполненный мусором перемещал всё своё содержимое куда-то вперёд. Вот тут у девушки уже началась паника, силы взялись сами собой, она села на четвереньки и ринулась к огням, это были редкие дыры в теле транспортёра, заделанные мелкой решёткой, на которой висели старые куски мусора.

Лена отчаянно кричала, надеясь, что хоть какой-нибудь рабочий её услышит и остановит эту чёртову машину. Она начала ползти назад, против течения, но мусор всё никак не заканчивался, видимо, новые ночные машины щедро вываливали его на огромную подвижную гусеницу. Да и совершенно выбившаяся из сил девушка не могла уже поддерживать ту скорость, с которой он двигался, и всё равно перемещалась куда-то вперёд.

Вдруг мусор под ней резко ушел вниз, и девушка тут же вслед за ним провалилась на метр-другой, а на голову опять полетели грязные пакеты. Не рискуя вставать, чтобы снова не удариться головой, Лена повернулась по ходу движения и увидела два огромных бура, как в мясорубке, они работали вплотную друг к другу и пропускали через себя весь двигавшийся по транспортёру хлам. Видимо, для начального измельчения и перемешивания массы отходов. Мощь этих двух валов была столь велика, что они не замечали даже попадавшихся досок, старой мебели, металлических труб. Всё с треском ломалось, гнулось и отправлялось дальше, уже страшно было представить на какую ещё обработку.

Паника достигла предела, Лена бросилась на стену с решетками и закричала во всё горло: «Помогите! Я здесь, остановите машину! Помогите! Кто-нибудь!» Она побежала назад, утопая по колено во всё прибывающем мусорном потоке, но взобраться вверх было просто нереально, а сил двигаться против течения у неё почти не осталось. «Какая глупая смерть! Отдала бы сразу этим уродам сумочку, и ничего бы не случилось, как глупо быть перемолотой на мусорном заводе! Да вообще что это за жернова такие?! Разве сейчас не сортируют отходы, не вываливают их на мусорные поля, где хлам лежит месяцами, давая возможность бомжам найти себе много ценного?! Почему я попала непонятно куда?!»

Она опять била руками в стену, цеплялась за решетку, но новая порция чего-то тяжёлого навалилась на неё и, заставив разжать пальцы, понесла к мясорубке. «Помогите, остановите машину! Стоп! Я тут, внутри» — кричала она из последних сил, уже не сумев подняться на четвереньки, а просто выглядывая из отходов. И, когда находящийся под ней слой начал закручиваться по спирали, повинуясь неумолимо втягивающим всё жерновам, что-то громко лязгнуло и переключилось. Транспортёр остановился, Лена перекатилась назад, а жернова, продолжая вращаться, затянули в себя последнюю порцию мусора. В дырке за боковой решеткой что-то мелькнуло, яркий луч осветил девушку, а потом чей-то взволнованный грубый голос громко сказал:

— Твою мать, да у нас тут живой человек!

01.2012

Было интересно? Поделитесь в социальных сетях. Позитиву — ДА!

Рекомендуем почитать так же:

Сказка про Царя и Тёмный лес

Две волны

Памяти А.Крупнова

Свеча

Йога и религия

Костёр